Justice יולי נודלמן Juli Nudelmann
  www.julinudelmann.com
יולי נודלמן-צדק לכל Закон
יום ש', יג’ בתשרי תשע”ט
    דף הבית  |  יצירת קשר  
Но может быть, что некто, прочтя вашу книгу, потрясется в худшем смысле этого слова. Так случилось, когда министр в правительстве Израиля Натан Щаранский прочел книгу «Щаранский без маски», написанную д-ром Ю. Нудельманом. Вместо того, чтобы сесть и написать очередную книгу, разоблачающую напраслину, возведенную на него Нудельманом, и вынести дело на строгий читательский суд, он «срезал угол» и подал на Юлия Нудельмана и его брата Бориса, издавшего книгу, в Окружной суд Иерусалима за клевету.

We must fight. Nobody will give you all the best in bed on a silver platter Глава из книги Давида Тритенбройта "Мошеники в судейских мантиях" /Авторский перевод с иврита/ Поправка №42, которая должна была быть №1 (К процессу Щаранского против братьев Нудельман – пер.) Нужно бороться. Никто не подаст вам всех благ в постель на серебряном подносе. Когда-то, бороться за правое дело было делом хлопотным. Борцы собирались на тайные явки, доставали оружие и прятали его в тайниках, а по ночам расклеивали прокламации. В наше же время вооруженная борьба за права человека не столь популярна, потому как наше либеральное и плюралистичное общество предоставляет достаточно возможностей для ведения мирной и бескровной борьбы. В наше время можно, например, написать книгу, бичующую пороки этого самого общества, а ее автора могут даже удостоить Нобелевской премии, критикуй, дескать, на здоровье и не заботься о хлебе насущном. Сравните судьбу Сервета, жившего в 16-ом веке, с судьбой нашего современника Солженицына, и все ваши сомнения развеются в прах! – В наше время как в зоопарке: у каждого зверя - своя клетка, а у каждого крититика - свой закуток. Подобно тому, как мы пишем нашу книгу, так и написание вами книги на тему, не дающую вам жить спокойно, вполне осуществимо - в надежде, что кто-то ее прочтет, будет потрясен в лучшем смысле этого слова и станет бороться вместе с вами во имя общей цели. Чуток терпения, и начнется цепная реакция, все больше и больше людей будут потрясаться, и так до тех пор, пока одним ясным утром вы просыпаетесь, открываете глаза и видите – жить стало лучше, жить стало веселей. Но может быть, что некто, прочтя вашу книгу, потрясется в худшем смысле этого слова. Так случилось, когда министр в правительстве Израиля Натан Щаранский прочел книгу «Щаранский без маски», написанную д-ром Ю. Нудельманом. Вместо того, чтобы сесть и написать очередную книгу, разоблачающую напраслину, возведенную на него Нудельманом, и вынести дело на строгий читательский суд, он «срезал угол» и подал на Юлия Нудельмана и его брата Бориса, издавшего книгу, в Окружной суд Иерусалима за клевету. Иск был принят судом, и Нудельману (его брат тем временем скоропостижно преждевременно скончался ) было присуждено выплатить Щаранскому 1.300.000 шекелей – в истории Израиля беспрецендентная сумма, присужденная по искам о клевете. У двух книг один сюжет – похождения министра в бытность активистом алии (ивр. репатриация) и узником Сиона в бывшем СССР. Отличаются же сюжеты тем, что Щаранский изображает себя героем, тогда как Нудельман считает, что история, рассказанная Щаранским, полна противоречий. По мнению Нудельмана, приключения Щаранского, напоминают таковые барона Мюнхаузена, нежели отражают советскую действительность тех времен. Страна Советов никогда не была Страной Чудес; все чудеса, которые когда-либо случались в ней и за ее пределами, были делом рук вездесущей разведки, знаменитого ЧК-НКВД-КГБ... Создание государства Израиль - это ли не чудо-иудо, явившееся когда-либо на свет божий? Прямое и косвенное содействие Советского Союза (и его МГБ, предшествовавшего КГБ) достигло апофеоза во время исторического голосования в ООН 29 ноября 1947, принявшего резолюцию о разделе Палестины на два государства: три советские республики, имевшие своих «независимых» представителей в ООН проголосовали «за». Кто осмелится отрицать, что это не чудо? И вскоре за этим - поставка оружия «независимой» Чехословакией молодому Израилю, отбивавшемуся от арабов, не признавших резолюцию о двух государствах. По нынешним меркам, все тогда было шиворот-навыворот, та самая Империя зла, какой свет не видывал со дня сотворения мира, Империя, провозгласившая сионизм союзником империализма, одновременно на словах и на деле поддержала создание оплота мирового сионизма, государства Израиль. Чудеса да и только! По мнению Нудельмана, все чудеса, приключившееся со Щаранским, по сути, не что иное как рутинная деятельность этого самого КГБ. Нудельман не отрицает, что в жизни всегда есть место чуду, но на Щаранского и его супругу выпала добрая дюжина паранормальных явлений, превышающая то среднее число, которое нормальный человек способен учинить и пережить. Более того, что может быть естественней в свободной демократической стране, нежели попытка рационального объяснения чудес, свалившихся на голову министра в правительстве Израиля?! Впрочем, то, что случилось со Щаранским, и на сей раз в Израиле, – выигрыш иска против Нудельмана – вопреки свободе самовыражения и свободе печати, разве это не чудо из чудес? Но в этом-то и особая прелесть демократии: она дает нам право свободно высказывать свои мысли, не всегда совпадающие с таковыми у народных представителей, тогда как с другой стороны – предоставляет политикам и общественным деятелям равное право и целый арсенал средств защищать себя в суде от поклепов. Если бы нас посадили на место судьи, мы бы оказались перед неразрешимой дилеммой; мы, вероятно, впали бы в депрессию из-за невозможности в суде по гражданским искам установить правдивость одной из двух тяжущихся сторон: книга против книги. Потому, как и в начале и в конце, было слово, а между словами – ни толики улик. Представим себе на минуту, что, как в бывшем Советском Союзе, клевета была бы уголовным преступлением. Тогда заклеймить клеветника было бы проще простого. Как? Можно было бы, например, подвергнуть пристрастному допросу агента КГБ в отставке из числа новых репатриантов! Правда, тогда мы столкнулись бы с самым известным логическим парадоксом – лжецом в роли правдеца. Впрочем, именно в демократической стране судья по гражданским делам наделен свободой пользоваться теми специфическими критериями, которыми пользовались судьи в Советском Союзе против критиков, «порочивших» советский строй: то, что позволено писателю, тем паче позволено судье. И отличие критики от клеветы лишь дело вкуса. Что мешает судье иметь вкус, отличающийся от вкуса сочинителя? Более того, кто будет спорить, что вкус судьи лучше вкуса какого-то там писаки: более благоразумный, более основательный, более тонкий, более изысканный, более политически корректный, и, наконец, более легитимный, нежели у большинства из нас? Поэтому, на вкус судьи В этих обвинениях [в книге Нудельмана] есть намерение разрушить имидж Щаранского и подорвать основу, придавшую символичность его личности, ставшей образцом для высокой оценки в стране и за рубежом. Обладатель такого прошлого достоин общественного признания. Чувство уязвленности и оскорбления у человека, который много лет своей жизни посвятил высоким целям, очень тяжелы, принимая во внимание ту форму злостной клеветы, воплощенной в книге Нудельмана. И кто станет утверждать, что сказанное с таким вкусом, безвкусно? И что странного в том, что у судьи проснулся вкус Псалмопевца? Открылись размах и отягченность Злобы беспримерной И гнусность языка - Не убоявшегося зла, неповторимость И если есть примеры хорошего вкуса, зачем же приучать людей к дурному вкусу? Поэтому судья запретил дальнейшую продажу книги Ю. Нудельмана, вышедшей в свет в 1999 г. и обязал его поместить объявления в центральной печати, что он оклеветал Щаранского... Так-то, потому как это дело – дело вкуса. В этой связи вспоминается книга д-ра Ури Мильштейна «Дело Рабина. Рождение мифа», вышедшая в свет тремя годами ранее, в которой автор облил помоями доброе имя Ицхака Рабина, в пантеоне символов фигуры более символической нежели Щаранский. Утверждалось, кроме прочего, что эта книга была настольной книгой и одним из источников вдохновения Игаля Амира, якобы убившего Ицхака Рабина, бога войны и мира. Вместе с тем, даже иск не был подан на автора книги, словно свобода печати у нас в стране дело само собой разумеющееся, и словно свобода печати важней доброго имени одного из крупных деятелей армии и государства. И еще нечто в этой связи. Судебный прецедент удивительно похожий на описанный нами выше: Голда Меир против Льва Наврозова. Иными словами, премьер министр №4 Израиля против журналиста, опубликовавшего статью, в которой обвинил суровую Голду в передаче советским властям списка евреев, граждан СССР, выразивших желание сражаться на стороне Израиля в войне за независимость. Наврозов утверждал, что в бытность послом №1 Израиля в Москве, Голда обязана была знать, что политическая наивность еврейских добровольцев может дорого им обойтись (заметьте, политическая наивность посла Израиля в Москве – это преступление). Нам не известно, что утверждала Голда в своем иске, но вполне вероятно, что она отрицала, приписываемое ей журналистом, и тем более, вину за участь этих отважных евреев. Понятно, что в семидесятых, когда проходил этот процесс, она не оправдала бы безоговорочной преданности Старшему брату и Отцу народов, сатане №1 - товарищу Сталину. Так или иначе, знаменитая по всему миру персона Голда, подает иск на малоизвестного журналиста и... проигрывает! Немыслимо! Впрочем, журналист-то хоть и малоизвестный, да американский! Соответственно, суд, судьи и закон – Американских Соединенных Штатов. А в Америке, как в Америке – Конституция и поправка №1 к этой Конституции – свобода печати. Журналист даже не прибег к адвокатским услугам. Чистый проигрыш – Голды! Тем, кто кумекает в юридической практике Соединенных Штатов, известно, что не всякий иск о клевете отклоняется судом – это было бы нечестно по отношению к обладателям незапятнанной репутации. Тогда каким макаром за океаном разрешаются судебные тяжбы по делам о клевете? – Когда писателю или журналисту известно, что опубликованное им об истце, заведомая ложь – вот тогда-то и нужно ждать неприятностей! В нашем деле информация о Щаранском не была высосана из пальца д-ром Нудельманом. Она была доступна всякому из книги самого Щаранского «Не убоюсь зла»... А яблоко раздора, по большей части, - интерпретация. По этому вопросу в американском диффамационном праве (от лат. diffamo – порочу) нет никаких разночтений – законно любое мнение. Соответственно, мнения д-ра Нудельмана по поводу похождений Щаранского не менее законны мнений, которыми судья Цви Сегаль обосновал свое решение против таковых д-ра Нудельмана. Правосуд – о мнениях не спорят и не осуждают их в суде! Однако закон сам по себе, а жизнь сама по себе. Д-р Нудельман удивляется, вынесенному ему приговору: «Что я сделал? В своей книге я задал вопросы, на которые Щаранский не ответил...» Удивляться нечему, не надо было путать Поправку №1 к Конституции США с поправкой №42 к Судейнику Страны Чудес, описанной Льюисом Кэрроллом. Как известно, Червовый король придумал эту поправку в ходе судебного заседания, дабы воспрепятствовать свидетельству Алисы по делу о Червовом валете. Куда деваться? Ныне не как когда-то – что было, то и будет; ныне – жизнь динамична и полна сюрпризов. И поэтому, невозможно предвидеть не только то, что день грядущий нам готовит, но и что произойдет через мгновение; предвидеть, чтобы заблаговременно ввести закон, отвечающий духу времени. По сути, это та ситуация, когда судьи есть, а законов нет; это ситуация, требующая от судьи инициативы, взять закон в свои руки, образно говоря, проявить судейский активизм... навязать свой вкус. Да, вкус! В нашей стране его честь судья Сегаль – образцовый судья, тогда как на вкус Соединенных Штатов – заурядный маньяк. *** На наш вкус, мы перешли границы хорошего вкуса, опорочив доброе имя одного из судей Израиля, и подорвав то доверие, которое граждане испытывают к стражам закона. Чтобы заполучить объективное и независимое мнение, мы обратились к одному из крупных юристов, который давно покинул нашу страну и у которого нет ни симпатии к родным пенатам, ни ностальгии по происходящему на родине. Предоставив ему все необходимое, мы ни словом не обмолвились, какого наше мнение по этому делу. И вот перед вами, его ответ: Господа, спасибо за оказанное мне доверие, а также за признание моей компетенции и того скромного вклада, который ваш покорный слуга внес в юриспруденцию. В представленном вами деле, однако, нет ничего спорного, ни по сути самого дела, ни в строго правовом смысле. Заметьте, в свое решение судья ввел особые меры - публикацию в газетах на русском языке и в газете Ха’арец; судья опустился до деталей публикации – до указания на какой странице должно быть напечатано содержание судебного решения выделенного рамкой и жирным шрифтом Установление, мягко выражаясь, неприемлимое – и, в добавок, регламентирующее стиль заголовка и шрифт сообщения, что сие судебное решение вынес его честь судья Ц. Сегаль Сие не вызывает ничего, кроме улыбки... Улыбка, или легкая усмешка, пробежавшая по лицу знаменитого юриста где-то там, за океаном, - это всего лишь эхо, отголосок громкого смеха, вызванного судебным процессом, проходившим у нас в стране; смеха от всего сердца, неудержимого громоподобного гомерического хохота... Ну наконец-то! Улыбка на устах всемирно известного юриста, не читавшего даже названия нашей книги. Знать не зря писали – название-то под стать содержанию. ---------------------- Книгу можно прочесть: http://lit-yaz.ru/pravo/101445/index.html ------------------------------------ На главном снимке - обложка книги Давида Тритенбройта "Мошенники в судейских мантиях"

 
 
Израиль. Выборы 2015 The Elections
New Articles מאמרים חדשים новые статьи
אודות יולי נודלמן. קורות חיים. אישים על נודלמן
Посол России Александр Бовин об Юлии Нудельмане
Юлий Нудельман. Краткая биография
Книги Ю.Нудельмана на русском языке
Статьи Юлия Нудельмана на русском языке
Незаконченный роман- Хирург. Юлий Нудельман
טטיאנה צ'רקסוב-נודלמן - Татьяна Нудельман
Ted-Talks / Ted-Беседы
Democratic Whip Press
ספרים של י. נודלמן שיצאו לאור בעברית
מאמרים וחומר אקטואלי של נודלמן בעברית
Холокост как новая религия
About the consequences of the Holocaust
שחיתות בפוליטיקה коррупция в политике
אישים מושחתים בישראל
ליברמן וחבריו Liberman & Co
О Либермане и его компании
Citizens Commission on Human Rights
Articles in English
Uri Avnery Articles
Заказчик убийств? Case Nevzlin in three languages
О Латыниной, Невзлине и обо мне Latynin and me
שופט נגד האמת
Страницы Михаэля Дорфмана
Избранные художники Gallery of selected artists
Modern History היסטוריה מודרנית
בונים חופשיים The Freemason
Bishop's page
Martin Luther Мартин Лютер
Барух Спиноза Baruch Spinoza
Фридрих Ницше Friedrich Nietzche
Об угрозе фашизма в Израиле
Любопытный материал. Михаил Райф
Терроризм. Обоюдоострый меч
להתכתבות for correspondence
Николай Амосов
הרפואה . רשלנות ברפואה. חוות דעת
תיירות מרפא
Здоровье и Медицина
Health and Medicine
Журналистская Рубрика
Юлий Эдельштейн
Нация и Государство
Россия, мы и чеченский вопрос
Стив Джобс - Steve Jobs
Джордж Оруэлл и Израиль
Апелляция доктора Нудельмана в Верховный Суд
כתב ערעור 2002
כתב ערעור 2004
על שחיתות במערכת המשפט
ספר של יולי נודלמן "נרדפים בשם החוק" וביקורת עליו
Книга Ю.Нудельмана Преследуемые именем закона
Вокруг книги «Кровопролитие в медицине»
Скажи, кому ты служишь
Исторические материалы Исхода евреев из СССР
Bloodshed in the Israeli medicine
Литературная страница. Дебюты
חומרים מדעים רפואים של מכון ויצמן למדע
Юмор от Григория Бирженюка
Эпоха Арабской культуры и ислам
Софа Ландвер-Sofa Landver
Психоаналитик Сергей Черкасов
Свежие актуальные статьи по- русски
Литература. Стихи. Кино
О больном государстве
Биньямин Нетаньяху
Страницы Эммануила (Амика) Диаманта
О преступных действиях Советской Власти
Из Современной Истории
Украинцы и Евреи
Иван Рубинштейн, общественный деятель. Израиль
О пороках судебной системы Израиля
Солженицын и еврейский вопрос
Арабо-израильский конфлик. Обмен мнениями